Электронный каталог Что почитать Краеведение Режим работы Виртуальная справка Услуги Полезные ссылки

120 лет со времени пребывания цесаревича Николая на Дальнем Востоке (1891).

120 лет со времени пребывания цесаревича Николая на Дальнем Востоке (1891).

В конце XIX в. Дальний Восток России превращался в мощный форпост Российской империи. Он притягивал внимание исследователей, учёных. Всё больший интерес вызывал он в правительственных кругах, у промышленников. Свой взгляд на российский Дальний Восток бросали его соседи – Япония, Китай, Корея, капиталистически развитые колониальные державы – Англия, Франция, США, Германия. Однако обстановка на дальней окраине России была недостаточно ясна, мало известна. Цесаревичу Николаю Александровичу, как будущему императору, носителю высшей государственной власти, было необходимо ознакомиться с обстановкой в этом исключительно важном регионе. Задумывая поездку с целью завершения образования наследника престола, царское окружение тщательно подходило к разработке маршрута и программы путешествия. В результате был определён маршрут – Египет, Индия, Япония, Россия. Официально было заявлено, что целью путешествия цесаревича Николая является: завершение образования, поддержание международных связей России, завязывание новых сношений с дальневосточными государствами. Путешествие наследника началось 4 ноября (23 октября) 1890 г. со станции Гатчина по железной дороге на Варшаву, затем через Вену до Триеста, морского порта на Адриатическом море. Здесь цесаревич и сопровождающие его лица пересели на фрегат «Память Азова», который на всём пути следовании сопровождал военный крейсер «Владимир Мономах» под командованием контр-адмирала В. Г. Басаргина, и направились к берегам Греции. В составе свиты цесаревича были: его младший брат Георгий Александрович (из-за болезни вернулся из Бомбея домой), князь Э. Э. Ухтомский – пресс-атташе, историограф этого путешествия, князь В. А. Барятинский, выполнявший роль главного распорядителя, князья В. С. Кочубей, Н. Д. Оболенский, Е. Н. Волков, доктор В. Н. фон Рамбах, художник Н. Н. Гриценко. В Греции к ним присоединился кузен цесаревича греческий принц Георг, сын великой княгини Ольги Константиновны. В ближайшем окружении были также молодой офицер фотограф В. Д. Менделеев – сын великого русского учёного Д. И. Менделеева, товарищи Николая по Преображенскому и Гусарскому полкам. По пути следования путешественники знакомились с достопримечательностями Греции, памятниками Египта, красотами Индии, экзотикой стран Востока: Цейлона, Индонезии, Китая, Японии. Программа двухнедельного посещения Японии была прервана неожиданным инцидентом: по недосмотру сопровождающих лиц цесаревич Николай получил удар по голове самурайским мечом от японского полицейского Сандзо Цунда, поддавшегося антироссийской пропаганде и заподозрившего цесаревича в тайных агрессивных замыслах против Японии. Рана была небольшой, поэтому путешествие было продолжено, однако по настоятельному требованию отца императора Александра III зарубежный тур был закончен, и корабли направились к российским берегам. Программа путешествия наследника царского престола по России была разработана заблаговременно. В конце 1890 г. Приамурский генерал-губернатор А. Н. Корф был ознакомлен с секретным документом «Высочайше утвержденный маршрут путешествия Его Императорского Высочества наследника цесаревича Великого Князя Николая Александровича из г. Владивостока в г. Уральск», где было указано по всем населенным пунктам время прибытия и отбытия, цель остановки, объекты посещения, километраж. В соответствии с циркуляром была разработана чёткая программа пребывания наследника в Приамурье и Приморье, церемониала встреч, оформления населённых пунктов, подготовки населения. К путешествию цесаревича в Петербурге был издан специальный путеводитель, который так и назывался «От Владивостока до Уральска. Путеводитель к путешествию Его Императорского Высочества государя наследника цесаревича». Книга содержала множество ценных сведений о трех областях, входивших в Приамурское генерал-губернаторство: Амурской, Приморской и Забайкальской, а также о сибирских губерниях, данные об их территории, геологическом строении, климате, флоре и фауне. Имелся краткий исторический очерк о каждой области; сообщались данные о населении, промышленности, земледелии, лесном, зверином и рыбном промыслах, горном деле, торговле, путях сообщения; давалась краткая характеристика сёл, станиц, городов. Император Александр III в честь пребывания наследника всемилостивейшим Манифестом объявил частичную амнистию для заключенных и ссыльных на Дальнем Востоке и в Сибири. Первым российским городом, который посетил Николай Александрович был Владивосток. Ещё в январе городская Дума приняла постановление о строительстве из камня и кирпича Триумфальных ворот (арки), в Москве были специально заказаны блюдо и солонка из серебра для поднесения хлеба-соли. Город принарядился к встрече великого гостя, дома украшены флагами, гирляндами, вензелями. 23 (11) мая 1891 г. три пушечных выстрела с приморских батарей оповестили горожан о том, что фрегат «Память Азова» в сопровождении тихоокеанской эскадры под командованием вице-адмирала П. Н. Назимова подходит к Владивостоку. Почти всё население города устремилось к Адмиральской пристани. Из-за плохой погоды съезд на берег не состоялся и был назначен на следующий день. 24 (12) мая в воскресенье Николай Александрович при громе пушек, восторженных криках «ура!», звоне колоколов сошёл на берег у Адмиральской пристани. Городской голова И. И. Маковский поднёс хлеб-соль на серебряном блюде и произнёс приветственную речь. Процессия проследовала к Успенскому собору, где протоиерей М. Смирнов сказал речь и отслужил благодарственный молебен. Программа пребывания высокого гостя во Владивостоке была довольно обширной и включала участие в закладке памятника адмиралу Г. И. Невельскому, строившегося сухого дока; посещение учебных заведений и местного музея, где цесаревичу преподнесли красивую шкуру уссурийского тигра. Несомненно, центральным событием пребывания престолонаследника во Владивостоке явились торжества, связанные с началом постройки Уссурийского участка Транссибирской магистрали. По этому поводу на имя цесаревича был получен высочайший H= Рескрипт императора Александра III, в котором, в частности, говорилось: «Повелев ныне приступить к постройке сплошной, через всю Сибирь, железной дороги, имеющей соединить обильные дары природы сибирских областей с сетью внутренних рельсовых сообщений, я поручаю Вам объявить таковую волю Мою, по вступлении вновь на русскую землю, после обозрения иноземных стран Востока. Вместе с этим возлагаю на Вас совершение во Владивостоке закладки, разрешенного к сооружению на счёт казны и непосредственным распоряжением правительства, Уссурийского участка великого сибирского рельсового пути». Как сообщалось в официальном отчёте, закладка была совершена лично наследником, который после выслушанного молебствия «... изволил взять тачку земли и перевезти её на полотно железной дороги. Затем Государь Наследник Цесаревич изволил взойти в убранный и украшенный зеленью и флагами поезд и по временно положенному пути в сопровождении своей свиты и представителей местной администрации при звуках музыки прибыть к бухте Золотой Рог, где после молебствия Его Высочеством заложено здание первого пассажирского вокзала Сибирской железной дороги». Позднее по поводу фотографии цесаревича Николая с тачкой было высказано немало противоположных суждений. Одни видели в этом факте демократизм цесаревича, его близость к народу. Другие же считали это подрывом святости, боголепия царя – божьего помазанника. В целом во Владивостоке цесаревич пробыл 11 суток. Такая продолжительная остановка, скорее всего, была связана с ранением. Тем не менее, цесаревич принял участие во всех главных церемониях. После трогательного прощания с эскадрой и с Владивостоком началось сухопутное путешествие цесаревича на лошадях по Приморской области. Торжественные встречи были оказаны высокому гостю в сёлах Никольском (ныне г. Уссурийск), Осиновке, Ляличи, Спасском. Дальнейший путь до Хабаровки проходил по р. Уссури. Цесаревич останавливался в казачьих посёлках Венюково и Казакевичи, которые, как и везде, встречали его хлебом-солью, подарками, показом казацкой мощи и удали. 10 июня (29 мая) цесаревич прибыл в Хабаровку. Здесь его ждали с нетерпением. Подготовка к приёму высокого гостя началась ещё в конце 1890 г. Городским управлением была организована подписка среди жителей на приобретение серебряных блюда и солонки для поднесения хлеба-соли, внесён первый взнос на эти цели 1000 рублей; 2500 рублей выделено на украшение города, устройство иллюминации и фейерверка. Был разработан чёткий ритуал встречи, перечень присутствующих лиц, их размещение, передвижение, форма одежды. Руководителем и главным организатором встречи был назначен начальник окружного штаба генерал-майор И. Н. Свечин. Ко дню приезда специально построенные Триумфальная арка и ворота на Соборной площади были украшены зеленью и лентами, по городу расставлены мачты, между которыми развевались гирлянды флагов; дома обывателей разукрашены флагами, коврами и материями. От пристани до Успенского собора выстроились войска шпалерами, на правом фланге – учащиеся Хабаровской военной приготовительной школы. Жители Хабаровки, воспитанники городских мужского и женского училищ разместились напротив пристани на возвышенном берегу Амура. Именитые люди города: полицмейстер, городской староста, представители городского общественного управления и все гражданские чины собрались на плавучей пристани. Согласно приказания приамурского генерал-губернатора генерал-адъютанта барона А. Н. Корфа наследника цесаревича встречали и подносили хлеб-соль городской староста дворянин С. И. Бахалович, надворный советник К. Т. Лихойдов, почётный гражданин 2-й гильдии купец С. Я. Богданов, хабаровские купцы 2-й гильдии П. Д. Михайлов, М. П. Пьянков, П. В. Попов и мещанин К. А. Бортников. Во время всего пути следования экипажа от пристани до губернаторского дома звонили колокола Успенского собора и Иннокентьевской церкви. Цесаревич обратился с приветственным словом к населению с балкона губернаторского дома. В Успенском соборе состоялось богослужение, затем парад войск гарнизона. Вечером весь город сиял огнями плошек и смоляных бочек, устроен был блестящий фейерверк. К приезду цесаревича было приурочено открытие памятника графу Н. Н. Муравьёву-Амурскому, бывшему генерал-губернатору Восточной Сибири. Специально приглашённый на открытие памятника племянник графа – капитан Генерального штаба граф Валериан Валерианович Муравьёв-Амурский так описал этот торжественный день в Хабаровке: «Открытие памятника состоялось 30 мая 1891 г …[ст. стиль]. К 10 часам утра народ уже толпился в части городского сада, прилегающей к месту ожидавшейся церемонии. Слева перед памятником, ближе к Амуру, была разбита палатка, украшенная флагами и зеленью, предназначенная для молебствия с водосвятием. Близ палатки стали чины военного и гражданского управления, а также дамы местного общества. С другой стороны стали депутации городов Благовещенска и Николаевска, и казачьих войск Амурского, Забайкальского и Уссурийского … Ровно в 10 часов прибыл к месту церемонии наследник-цесаревич, который последовал прямо в палатку, где тотчас и началось молебствие. Его совершал ветеран Амурского похода благовещенский соборный протоиерей Александр Поликарпович Сизой … Затем войска взяли на караул, артиллерия произвела установленный салют, а музыка вместо обычного в этих случаях марша исполнила так называемый Амурский марш, которым всегда начинался день на Амуре при графе Муравьёве». После торжественного освящения памятника наследник престола посетил инвалидный домик, построенный на деньги, оставшиеся от сооружения памятника, для инвалидов – участников походов Н. Н. Муравьёва-Амурского (в 1894 г. в этом здании разместилась библиотека, долгое время носящая название Николаевской публичной библиотеки). Его встретила баронесса С. А. Корф – председательница местного благотворительного общества, в ведении которого находились призреваемые инвалиды. После этого Цесаревич осмотрел город, посетил школу, побывал в артиллерийских мастерских. И везде он жертвовал значительные суммы, за верную службу Отечеству награждал государевых подданных золотыми и серебряными медалями, портсигарами, оружием. И в дальнейшем он не оставлял без внимания Хабаровку. В 1894 г. он передал из своей личной библиотеки открывающейся при Приамурском отделе Императорского русского географического общества библиотеке (ныне Дальневосточная государственная научная библиотека) 453 экземпляра художественной, детской, отраслевой литературы для всеобщего использования. В этот же день цесаревич совершил поездку в с. Вятское, расположенное несколько ниже по Амуру от Хабаровки, где встретился с волостными старшинами, представлявшими национальное население низовья Амура: нанайцев, ульчей и др. Местные гольды (нанайцы) устроили гонки на лодках. Как стрелы неслись нанайские лодки по Амуру под управлением гребцов – мужчин и женщин в ярких нарядных национальных костюмах. Рулевой и гребцы лодки, пришедшей первой к назначенному месту, получили приз от наследника. Да и остальные участники гонки им были щедро награждены. В свою очередь жители села подарили цесаревичу Николаю национальный костюм прекрасной работы. Второй день пребывания в Хабаровке закончился большим торжественным приёмом, который дал Приамурский генерал-губернатор А. Н. Корф в честь наследника русского престола. Пробыв в Хабаровке двое суток, цесаревич отправился вверх по Амуру на пароходе «Граф Муравьёв-Амурский» в сопровождении другого парохода в г. Благовещенск, самый крупный в то время город Дальнего Востока. Всю дорогу до Благовещенска на пароходе играл оркестр Хабаровского гарнизона. По пути делались остановки в казачьих станицах, основанных в результате Амурских сплавов 1854–1858 гг.: Михайло-Семёновской, Екатерино-Никольской, Раддевской, Иннокентьевской, Поярковой. Ритуал посещения этих сёл был единым. Два парохода с наследником и сопровождающими его лицами приставали к берегу, все жители от мала до велика приветствовали гостя, преподносили хлеб-соль. Цесаревич проходил через специально выстроенную арку и приветствовал казаков. Путешествие наследника являлось для казаков праздником, поводом продемонстрировать своё искусство джигитовки, показать свою удаль и ухарство. Казачий отряд показывал своё умение. Затем цесаревич проходил в церковь, где слушал краткий молебен, после которого вновь поднимался на пароход. Под возгласы приветствий стоящих на берегу людей пароходы отчаливали. Некоторые казаки долго скакали на лошадях по берегу, сопровождая их. 16 (4) июня наследник российского престола прибыл в Благовещенск – административный центр Амурской области. К его встрече в городе также была разработана обширная программа, центром которой стало строительство уникального мемориального сооружения – Триумфальной арки. Построенная по проекту архитектора И. И. Буковецкого, она стала великолепным архитектурным украшением города. В день приезда весь берег Амура с красивой панорамой зданий и куполов церквей был усеян народом. Два дня пребывания Николая Александровича в г. Благовещенске были наполнены встречами с представителями власти, горожанами, посещением общественных, учебных и религиозных учреждений, смотрами военных парадов и казачьих учений. Газета «Правительственный вестник» от 8 июня 1891 г. писала: «… 4-го июня, в час дня, прибыл сюда [в Благовещенск] при громе пушек и несмолкаемом «ура» народа наследник цесаревич на пароходе «Муравьёв-Амурский». Несмотря на дождь и ветер, густые массы народа покрывали улицы. Его высочеству, по выходе на берег, представители города поднесли на серебряном блюде хлеб-соль, приветствуя с благополучным прибытием. От пристани до арки путь был устлан красным сукном. По обеим сторонам размещены были дамы, воспитанницы женской гимназии и учащаяся молодёжь. Путь его высочества был усыпан живыми цветами. Он арки стояли шпалерами справа гражданские чины и представители торговых фирм, слева – военный персонал. Пройдя до арки, его высочество, приняв почётный караул, отправился в коляске в сопровождении свиты и офицеров амурского конного полка в [Градо-Благовещенский кафедральный] собор, где выслушал краткое молебствие; посетил мужскую и женскую гимназии и казачьи сотни, затем завтракал у амурского губернатора …». Цесаревич произвёл смотр казачьим войскам. Несмотря на плохую погоду, казаки показали себя и заслужили похвалу. В этот же день наследник побывал в духовной семинарии и местном театре, где учащаяся молодёжь дала концерт. На второй день он прослушал молебен в старой Никольской церкви – первом храме в Приамурье, построенном в 1857–1859 гг., осмотрел памятник графу Н. Н. Муравьёву-Амурскому. Затем выехал в военный лагерь, расположенный в трёх верстах от города; посетил павильон золотопромышленных машин и оборудования, устроенный специально для него Верхне-Амурской и Земской компаниями. В павильоне были выставлены всевозможные горные инструменты, минералогические коллекции, золото во всех видах. Ему продемонстрировали процесс промывки золотоносных песков. Везде, где бывал наследник престола, среди встречавших он выделял старых амурцев, сподвижников графа Н. Н. Муравьёва-Амурского, беседовал с ними, раздавал подарки: часы, перстни, портсигары, кольца, свои фотографии. Особо одаривал священнослужителей, церкви. Ветерану амурских сплавов, благовещенскому протоиерею Александру Сизых он вручил золотой наперсный крест, усыпанный бриллиантами. Сделал щедрое пожертвование благовещенской Никольской церкви на возобновление храма. В два часа пополудни после завтрака у наказного атамана, военного губернатора Амурской области А. С. Беневского цесаревич Николай на пароходе «Вестник» в сопровождении конвоира-парохода «Ермак» отправился в обратный путь. Вслед за ним на семи частных пароходах до станицы Марково отправилось множество горожан, где предполагался выход цесаревича на берег, чтобы посетить там открывшуюся ремесленную школу. До Сретенска ему предстояло плыть на пароходе, далее ехать по почтовому тракту строящейся транссибирской магистрали. 4 июля (22 июня) в два часа дня он покинул Приамурский край. 42 дня продолжалось его путешествие от Владивостока до станции Мысовая на Байкале – последнего селения обширного края. На всём пути по Приамурскому генерал-губернаторству его сопровождал генерал-губернатор А. Н. Корф. Наследник престола цесаревич Николай прибыл 16 (4) августа 1891 г в Петербург, в Царское село. Находясь в дороге, он многократно отправлял телеграммы с благодарностью за приём, оказанный ему на далёкой окраине России. В письме своему другу, оправдываясь за долгое молчание, уже из Петербурга он напишет: «… подумай сам, где мне было сыскать время в Сибири, когда каждый день и без того был переполнен до изнеможения. Несмотря на это, я в восторге от того, что видел, что только устно могу передать впечатление об этой богатой и великолепной стране, до сих пор так мало известной и (к стыду сказать) почти незнакомой нам, русским. Нечего говорить о будущности восточной Сибири и особенно Южно-Уссурийском крае». Поездка наследника престола цесаревича Николая оживила интерес российского правительства, научной общественности, производственников к Востоку России. Впечатления от увиденного, возможно, помогали цесаревичу уже в ранге императора Николая II принимать решения в отношении дальнейшего развития этого региона. Много интересных архитектурных строений было возведено к приезду наследника престола. Одни носили временный характер, другие построены с расчётом на долгие годы. Но все их постигла одна участь – они были уничтожены, проданы, снесены. В г. Хабаровке имущество, оставшееся от украшения города, было продано с аукциона. Городское управление на своём заседании 12 августа (31 июля) приняло решение в память о посещении наследника престола оставить одну арку (триумфальные ворота) на Соборной площади, два деревянных канделябра, поставленных у входа в Собор, и ряд столбов от арки до Военного собрания. Пока документ утверждался губернатором столбы уже были снесены. Арке, поставленной не по оси, мешающей проезду, тоже грозило уничтожение. И она была снесена, как и собор вместе с канделябрами. В г. Владивостоке Триумфальная арка, простояв более 30 лет, в 1927 г. была взорвана. Уничтожены по акту от 14 декабря 1929 г. переданные в своё время на хранение отдельные её части: бронзовый орёл, цинковая икона и бронзовая рама, как не имеющие музейного значения, и сданы как лом цветного металла акционерному обществу «Рудметаллторг». До осени 1936 г. украшала город Триумфальная арка, получившая название в народе «Царские ворота», возведённая в г. Благовещенске. И она была разрушена «в целях освобождения территории для устройства катка». Усилиями общественности, на народные пожертвования Триумфальная арка в г. Благовещенске была восстановлена. 4 ноября 2005 г. Архиепископ Благовещенский и Тындинский преосвященный Гавриил провёл обряд освящения восстановленных «Царских ворот». А двумя годами раньше, 16 мая 2003 г., была воссоздана Триумфальная арка образца 1891 г. в г. Владивостоке. К ее восстановлению были привлечены лучшие творческие силы архитекторов, инженеров, скульпторов, художников, строителей Приморского края.

30696358