RSS Twitter ВКонтате Facebook Одноклассники Мой мир в mail.ru Инстаграм
 

Воеводин Вадим Александрович - поэт Комсомольска-на-Амуре. Стихи Воеводина В. А.

14 Авг

Воеводин Вадим Александрович - поэт.

Родился в 1966 г. в Баку в семье военнослужащего. После службы в СА работал монтером на ж/дороге, монтировщиком сцены в театре, занимался частным бизнесом. Много путешествовал по стране. Стихи начал писать в 18 лет. Печатался в журналах «Дальний Восток», «Наш современник», в коллективных сборниках. В 2006 г. вышел сборник стихов «Огненные скрижали». С 2007 по 2010 возглавлял литературное объединение Комсомольска-на-Амуре. В 2010 г. был избран депутатом законодательной Думы Хабаровского края от Коммунистистической партии РФ.

Стихи Воеводина В. А.

***
Бог среди нас… Он греется в подъездах.
Уходит, в спину слыша брань невежд,
На нём пальто заношенное, вместо
Сияющих одежд…
 
Бог просит мелочь, встав у трёх вокзалов,
Плывут огни, прохожие спешат,
И город в сумерках похож так мало,
На райский сад…
 
С Голгофы видно пыльные равнины,
Дорогу на Хеврон, среди камней…
А на московских улицах машины,
И блеск огней…
 
Бульвары и дворы белы от снега…
Бог всемогущ, но за день он продрог,
Прибито к Богу тело человека,
На вечный срок…
                                       
***                                         
Река времён в своём  стремленьи
Уносит все дела людей…
                                   Г. Державин.
 
И царства мира и народы,
Унёс круговорот веков,
Какие-то сарматы, готы,
У византийских берегов,
Какие-то гипиды,  обры…
Лишь пыль веков осталась нам,
Из Азии степные орды
Шли к Гераклитовым столпам,
Крик муэдзина над Царьградом…
И всё лишь для того, чтоб я,
Ел, пил, гулял под снегопадом,
О тайне думал бытия,
Читал газетный вздор, зевая,
День, разменяв на суету,
Смотрел, как за стеклом трамвая,
Лечу куда-то в пустоту…
                             
***
Ты помнишь осень в Петергофе?
Ты знаешь, я почти забыл…
А на веранде чёрный кофе,
Ещё как будто не остыл…
 
Но мир разбился на осколки,
Мне прошлого не удержать….
Лишь за стеклом, на книжной полке,
Хранится синяя тетрадь.
 
Всё исчезало, всё менялось,
Летели мимо города…
Но ты, как музыка осталась,
В октаве с ямбом навсегда. 
                  
***
Мне тридцать семь… В пивной читал:                          
«Быть иль не быть..», потом напился,
Сосед по столику сказал,
Что так давно не веселился.
 
Я вышел в ночь… Я шёл сквозь снег…
Казалось от бессонной ночи,
Мне не избавиться вовек,
Но с каждым шагом жизнь короче…

***
Сны мои, ставшие городом, где
Камни пустых площадей,
Ветер с залива, листва на воде,
Газовый свет фонарей.
Мраморный ангел летит в полумгле,
Двести, без малого, лет,
Место, где встретились мы на земле,
Где пробуждения нет.
Слава и смерть, между нами сейчас,
Тёмных каналов вода…
Слава и смерть, две подруги, от вас,
Мне не уйти никуда…
         

Другу Ю.Белову.

В электрическом свете аллеи
Потеряли таинственный вид.
Ты сказал – «Стали ночи теплее,
Только сердце как будто знобит».
 
Гнев господень карает жестоко,
Третий ангел уже вострубил
И холодные звёзды с востока,
Как знамение ангельских сил.
 
Только сердце устало от смуты
И от водки болит голова,
Только слышу в иные минуты,
Роковые минуты слова.
 
«Как нам жить, пережившим державу?
Не воскреснуть из праха отцам,
Нам творить потускневшую славу
И вершить правосудие нам».
1993 г.
 
***
А человеку нужен человек,
Но ты ушла, тебе никто не нужен,
На тротуар ложится мокрый снег,
В квартирах свет, садятся все за ужин.
 
А я разбавлю чистый спирт на треть
И, выпью из гранёного стакана,
Как было бы прекрасно умереть
«с свинцом в груди, в долине Дагестана».
 
Или замёрзнуть в парке, на скамье,
И, замерзая, грезить, что в разлуке
Ты пожалеешь скоро обо мне…
Или пойти с вином к другой подруге.
 
И знать, шагая, что мосты, дома
Бессмысленных огней нагроможденье, -
Весь этот город, лишь игра ума,
Лишь зыбкое моё воображенье.
 
Уж лучше пить, не покидая стен.
А после, вспомнив про Сизифов камень,
Тащить к дивану собственную тень,
Под куст сирени в деревянной раме.

Городской романс (Последняя встреча)
 
«Не говори мне про любовь»,-
Пластинка пела, мы молчали,
Вот мы и встретились, чтоб вновь,
Проститься утром на вокзале.
 
В бокалах с ромом тает лёд,
За стенами осенний город,
И ночь прошла, и жизнь пройдёт,
Когда-нибудь… дай бог, не скоро..
 
Мы вышли в город, он вставал,
Над темно-синими кругами,
Когда я бросил медь в канал…
Он был, как тень, всё время с нами.
 
В печальном отблеске огней,
Сквозит осенняя усталость,
Ты остаёшься с ним… и мне
Лишь память о тебе осталась.

***
Вновь толпа выбирает Варавву,
Гибнет Рим, только в жизни любой,
Все сокровища мира и славу,
Я отдал бы за встречу с тобой.
Путеводная нить семафоров,
Привокзальная площадь и май,
Мимо клумбы, киоска, заборов
Убегает последний трамвай.
Значит, май… Значит, вновь Персефона
Покидает обитель теней,
И под грохот железный вагона,
Сердце будто забилось сильней.
Или память как раз подсказала,
Что не в снах ты живёшь, наяву,
В остановке одной от вокзала,
Но, а я беспредельным живу.
Всё подвластно божественной лире,
Открывается тайное мне:
Лучезарные духи в Эфире,
Саламандры в багровом огне.
Только вечность твоими глазами
Смотрит в сердце и сводит с ума,
Только ветер и ночь между нами,
Переулки, деревья, дома…
 
***
На фресках времён Филарета,
Мятежных раздоров, войны,
То ангелы в облаке света,
То люди родной стороны.
 
Запомнил я строгие лица
Волхвов, что в славянских снегах,
Младенцу идут поклониться,
С дарами земными в руках.
 
Иконы в серебряных ризах
Хранят тишину и покой,
Святая Земля, ты и в жизни,
И в смерти останься со мной.
 
У церкви Бориса и Глеба
Источник целебной воды.
Безоблачно летнее небо,
На яблонях зреют плоды.
 
Но память, в багровые дали,
По волчьему следу зовёт,
И кто утолит мне печали,
От тёмного рока спасёт?
 
Там тени растерзанных снова
Из гроба на царство встают,
Там в клетке везут Пугачёва,
О Разине песни поют,
 
Там веси давно опустели
На улицах стужа и мрак,
И в серой солдатской шинели
Ночами не спит вурдалак.
 
Но северным ветром гонимы,
Земля моя, где-то в снегах,
Идут по тебе пилигримы
К младенцу с дарами в руках.
 

Возвращение
Кто помнит имена героев павших
При Мантинее или Гавгамелах?
Другие времена, другие войны…
Как Одиссей, мечтавший об Итаке,
Я возвращаюсь в город, где моё,
Никто и не заметил возвращенье,
Никто не ждёт с цветами на перроне,
Я сам не осознал ещё вполне,
Что я вернулся… Через галерею
Я выхожу на площадь к трём вокзалам,
Носильщики кричат: «Посторонись!»
Слепой старик играет на баяне
О подмосковных тихих вечерах,
И голуби гуляют по карнизам…
Я вспоминаю город, где плывёт
Над крышами сигнальная ракета,
В подъездах гильзы, битое стекло,
Пакеты из-под марли, пятна крови.
На почерневших стенах имена
Тех, кто вчера держал здесь оборону…
Забудется и это… Промелькнёт
В обрывках снов и канет в бесконечность…

Родине
Повторяю, думая о многом,
Как молитву имя твоё – Русь,
Не сниму я шапки перед богом,
Но тебе святая поклонюсь.
 
В страшный час безверия народов,
Царством духа станешь ли для них?
Над полями рваный дым заводов,
Мокрый снег с окраин городских…
 
В имени твоём мятежный гений
И мечта, и тайный жребий мой,
Вихрем ослепительных видений
Сквозь века зовёшь ты за собой.
 
Кто сказал, что огненный мессия
Царства мира обратит во прах?
Есть у человечества Россия,
Есть надежда в праведных сердцах.

 
Оцените качество услуг